поддержать
/ Меценатам – о науке

13 октября 2023

Меценатам – о науке

Финансирование научных исследований сегодня больше не забота одного только государства. Мировая тенденция такова, что к этому процессу все чаще системно подключаются меценаты – частные фонды и капитал. Проследив тенденцию с исторических глубин, Алексей Гнедовский предлагает современным меценатам вписать свое имя в историю научных достижений.



Время первых



У меценатства долгая история, уходящая вглубь веков. Само слово произошло от имени Гая Цильния Мецената – древнеримского государственного деятеля, покровителя художников и поэтов. Впервые системно к меценатству подошли главные патроны эпохи Возрождения – семейство Медичи. И в первую очередь – Лоренцо Медичи Великолепный, который заложил семейную традицию поддержки науки и искусства.



В Англии традицию научного меценатства основало богатое аристократическое семейство Бойль. Причем один из его представителей – Роберт Бойль – был еще и известным химиком XVII века, именем которого назван один из фундаментальных законов газовой физики – закон Бойля – Мариотта. На счету ученого не только создание в Оксфорде научной лаборатории, которая стала одной из лучших в Европе, но и ряд собственных весомых открытий и изобретений. Большую часть своего состояния он завещал на развитие английской науки.



В США зарождение системного научного меценатства связано с двумя именами. Первое – сталепромышленник и мультимиллионер Эндрю Карнеги. Одним из первых заговоривший об эффективности системы благотворительности, он считал, что «для истинной пользы обществу» помогать нужно тем, кто сам способен развиваться и приносить отдачу. В 1911 году был основан один из первых в Америке благотворительных фондов – Фонд Карнеги.



Второе имя в этом ряду – Джон Рокфеллер. Придерживаясь принципа эффективности и системности пожертвований и выбирая для финансирования сферы, несущие наибольшую пользу обществу, он сосредоточился на медицине и образовании. Так, Рокфеллер вложил огромные по своим временам деньги, 600 тыс. долларов, в основание Чикагского университета.



Со временем и Карнеги, и Рокфеллер пришли к одной и той же идее: эффективнее не распылять средства по отдельным благотворительным проектам, а создавать крупные фонды под единым управлением. Фонд Рокфеллера, в котором в 1913 году Рокфеллер объединил всю свою благотворительную деятельность, существует и поныне. На его счету более 60 нобелевских лауреатов и многие ключевые прорывы в медицине ХХ века – от открытия групп крови человека и витамина С до исследования структуры РНК, которое послужило отправной точкой биотехнологической революции.



От Петра к Христофору Леденцову



Начавшись с основания Петром Великим Академии наук в 1725 году, в России научное меценатство в целом развивалось по тому же пути – от точечных актов доброй воли монархов и богатейших людей к организованным профессиональным институтам. Одним из первых таких фондов стало «Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений», созданное в 1909 году вологодским купцом первой гильдии Христофором Семеновичем Леденцовым. Задача общества формулировалась так: «При наименьшем капитале принести возможно большую пользу большинству».


2-2.jpg


На средства общества были построены и оборудованы лаборатория физиолога Ивана Павлова в Санкт-Петербурге, аэродинамическая лаборатория изобретателя Николая Жуковского при Мос­ковском университете и другие научные институции. Благодаря этому были сделаны многие открытия. Например, изобретен активированный уголь и первый эффективный противогаз. То есть, по сути, создана система отбора стартапов. Причем взятые под попечение перспективные разработки не только финансировались, но и доводились до производства. Общество Х. С. Леденцова стало пионером системного меценатства в России.



Научное меценатство как системная практика



Для того чтобы понять, как устроено научное меценатство и как меценаты прямо сейчас влияют на развитие науки, рассмотрим его на одном примере из медицины – области неврологии. Сегодня это направление является одним из самых актуальных, капиталоемких и насыщенных по количеству, спектру исследований и разработок.



Большинство меценатов здесь финансируют исследования, направленные на поиск новых методов лечения и диагностики неврологических заболеваний. Среди них назову актера Майкла Дж. Фокса, страдающего болезнью Паркинсона. Его фонд финансирует исследования и образовательные программы в области болезни Паркинсона, Альцгеймера и других неврологических заболеваний.



Другой известный меценат в области неврологии – Марк Цукерберг, вложивший миллионы долларов в проект, известный как «Инициатива Чан – Цукерберга» (Chan Zuckerberg Initiative). Он вкладывает средства в разработку новых методов лечения неврологических заболеваний. А также в проект «Нейрохаб» (Neurohub), цель которого – создание новых технологий для лечения неврологических болезней.



Еще одно громкое имя в этом ряду – Билл Гейтс. Несколько лет назад он выделил 50 млн долларов на исследования болезни Альцгеймера и вместе с группой инвесторов вложил 30 млн долларов в Diagnostic Accelerator – фонд «венчурной благотворительности» для ранней диагностики болезни Альцгеймера.



Присоединиться к открытию



Для совершения научного открытия в медицине необходимо взаимодействие клинических и фундаментальных исследователей. Первые изучают методы лечения и профилактики болезней, вторые пытаются понять, как устроен человек и что происходит при нарушении работы организма. Но в любом случае ученые движутся к цели поэтапно, и на каждом этапе меценаты могут внести свой вклад в то или иное исследование.



Приведу пример. От повышенного артериального давления страдают миллионы людей. Это состояние неблагоприятно влияет не только на сердце, сосуды, но и другие органы, в том числе на головной мозг. Для того чтобы выявлять эти нарушения на ранней стадии и предотвращать их, ученым было необходимо понять, какие именно изменения происходят в мозге. Эксперты из Научного центра неврологии, ведущего российского научно-исследовательского и лечебно-диагностического центра, предположили, что дело в изменении синтеза определенных белков. Для проверки этого требовалось провести исследование на специальной линии лабораторных крыс. Эти животные стоят дорого, и госфинансирования оказалось недостаточно. Помощь меценатов позволила оперативно приобрести дополнительную партию животных и продолжить исследование.


3-3.jpg


Привлечение ресурсов для развития науки невозможно без четкого понимания того, кто именно выполняет исследование. Меценаты должны быть уверены в качестве научной экспертизы, репутации конкретного ученого или научного коллектива. Иными словами, для успешной работы фонда критически важно правильно выбрать научного партнера и проект для финансирования.



Тот же Научный центр неврологии – к слову, партнер нашего фонда – это ведущее фундаментальное исследовательское учреждение в сфере неврологических наук в России. Здесь имеется обширная клиническая база и можно проверить разработки на практике. Ведь до того, как изобретение получит патент или начнется промышленный выпуск препарата, их безопасность и эффективность нужно доказать, проведя испытания сначала на здоровых добровольцах, а затем – на пациентах. Как раз этот этап особенно сложен и затратен, и здесь поддержка меценатов особенно необходима.



Встретить динозавра



Одна из отличительных черт науки, а особенно медицинской, заключается в том, что ни одно научное исследование не приносит мгновенных результатов. От возникновения у ученых прорывной идеи о том, как можно вылечить болезнь, до появления в ближайшей аптеке эффективного лекарства могут пройти годы. А для того чтобы пройти все этапы – от зарождения идеи до постели больного, – необходима поддержка, и не только государства, но и меценатов.


4-4.jpg


Любому научному прорыву предшествует длительный процесс, череда проб и открытий. Но, как и в бизнесе, здесь нет гарантий: идея может не сработать, а исследование – зайти в тупик, и научному коллективу придется все начинать сначала.



Как говорят ученые, можно «за поворотом встретить динозавра», и от этого никто не застрахован. Меценат должен быть готов к риску и обладать особой смелостью, настойчивостью и верой в выбранный им коллектив ученых или проект. Как и в то, что системная поддержка научных исследований принесет свои плоды, впрочем, как и ученый, вместе с которым он участвует в этом благородном деле.



Алексей Гнедовский, соучредитель фонда ФРОНТМЕД, генеральный директор ИК «ВЕЛЕС Капитал»



Ссылка на источник - здесь